Что мешает развитию Евразийского Союза?

так мог бы выглядеть паспорт гражданина Евразийского Союза

Идея создания Евразийского Союза не нова: ее зарождение приходится еще на 90-е гг. ХХ века, а почва для этого проекта была подготовлена еще в начале ХХ века. Тогда в Российской Империи развивались «идеи евразийства» – философско-политического течения, аппелирующего к тесной взаимосвязи русской культуры с кочевыми империями степей Азии и призывающего к некой глобализации «локального масштаба» — в рамках Евразии.

Евразийское течение, зародившееся в 20-е гг. ХХ в. в среде русских эмигрантов,  обрело новое звучание уже в 80-е гг. ХХ века в трудах Л.Н. Гумилева, который называл себя «последним евразийцем» и даже пытался подкрепить идеи евразийства своими научными изысканиями в области этнографии и этнопсихологии.

Идея, трансформировавшаяся на протяжении веков, не утратила своей актуальности, но акценты сместились – и вот уже сначала в Беловежских соглашениях встречается идея о новой форме экономической интеграции, которая должна была прийти на смену рухнувшему СССР, а затем в 1994 г. была озвучена президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

И тем не менее, несмотря на активное начало развития строительства экономического объединения, заявленного В.В. Путиным в перспективе как мощное объединение экономик «от Лиссабона до Владивостока», проект Евразийского Союза в его экономическом плане, не говоря уже о политическом, откровенно «пробуксовывает». Что же в действительности мешает развитию перспективного проекта? Мы не будем останавливаться в данной статье на банальных причинах, которые лежат на поверхности, таких как финансовые вопросы, институциональные причины и прочие. Мы попытаемся заглянуть «глубже» и выяснить, какие скрытые причины и мотивы мешают становлению объединения экономик России, Белоруссии и Казахстана.

Фантомные боли

Не секрет, что даже в российских СМИ Евразийский Союз оценивали как еще одну попытку формирования Россией вокруг себя «пояса добрососедства» и продолжение влияния на политику бывших союзных республик. Отношение к Евразийскому Союзу как к «СССР. Версии 2.0», не способствуют популяризации идеи пусть даже экономической интеграции среди населения Белоруссии и Казахстана. Изначально было заявлено, что проект Евразийского Союза предполагает постепенную интеграцию – от экономической к политической, начиная от отказа от таможенных границ и барьеров до свободного перемещения товаров и рабочей силы. В ближайшей перспективе, а именно на 1 января 2015 года, планировалось введение единой валюты – алтына или евраза, а дальше и вовсе выработка единых стандартов к продукции и постепенное сращивание экономик. Безусловно, не все страны готовы пойти на это. Здесь встает довольно много вопросов. Во-первых, проблема обеспеченности будущей евразийской валюты. Она не только потребует полной интеграции и синхронизации экономик государств, темпов их экономического развития, выравнивания уровня инфляции, взаимных инвестиций, но и необходимости пожертвования национальными предприятиями, зачастую являющихся государствообразующими, в фонд подкрепления общей валюты. Хотим мы того или нет, интеграция экономик предполагает возникновение общей собственности, формирование которого идет из государственной собственности, и таким образом, часть экономики выводится из государственного пользования в наднациональный. В свою очередь, это является не только невыгодным для развивающихся экономик Белоруссии и Казахстана с большой долей госсектора в экономике, но и вызывает политические опасения, подогреваемые оппозицией, как это, например, происходило в Белоруссии. Да и сам А.Г. Лукашенко не однократно обвинял российские власти в попытке «скупить всю Белоруссию».

проект валюты "евраз"

Евразия «разных скоростей»

Применительно к истории европейской интеграции часто употребляют выражение «Европа разных скоростей». Что это означает? Это означает неравномерность экономического и политического развития всех 27 европейских стран. То есть с одной стороны выделяются группы довольно развитых в экономическом и политическом плане стран (например, Франция, Германия) и стран, которые довольно поздно вступили в ЕС и еще «отстают» от своих «старших собратьев» по уровню экономики и развития политической системы, демократических свобод — например, так называемая группа PIGS (Португалия, Италия, Греция, Испания) или страны Прибалтики, или страны, скажем, ЦВЕ. Аналогичную ситуацию мы наблюдаем с блоком Россия-Белоруссия-Казахстан. Однако, если в политическом отношении страны более-менее равны и имеют схожие исходные данные и проблемы, то в экономическом смысле разрыв как нельзя хорошо ощутим: российская экономика уже не командно-административная, как в Белоруссии, но и еще не рыночная. И, несмотря на сырьевой характер и привязку к цене нефти за баррель, более сильная, чем, скажем, у Белоруссии, вынужденной искать дотации и кредиты на стороне – у России, МВФ или Евросоюза. Ценовой «разрыв», существующий между Россией, Белоруссией и Казахстаном, проявляется в уровне зарплат, а также в стоимости товаров. Так, например, средняя заработная плата по России в декабре 2012 года – $ 1 134, в Казахстане – $ 670, в то время как в Белоруссии в конце 2012 года среднемесячная зарплата поднялась лишь до $ 552. С ценами на товары тоже более-менее понятно: в Белоруссии дешевле европейские товары, в Казахстане – китайские.

Отсутствие Украины

Многие эксперты говорят, что Евразийский Союз не будет эффективным без участия Украины. Наверное, это действительно так и эта версия имеет право на существование, раз Кремль пытался активно привлечь Украину участвовать в евразийской интеграции, что в условиях европейских перспектив по-сути разорвало Украину на части.

Участие Украины, безусловно, помогло бы сделать евразийскую экономическую интеграцию более стабильной, дало бы импульс для ее развития, учитывая выгодное геополитическое положение Украины позволило бы осуществлять эффективное торгово-экономическое взаимодействие Евразийского Союза с Евросоюзом. Украина – не только важный «пост» на пути продвижения товаров из ЕС на территорию России (а в перспективе и Евразийского Союза), но и сама важный ресурс для промышленности объединения такого масштаба: на территории  Украины находится большое количество АЭС, ТЭС, промышленных предприятий, разрезов и шахт по добыче полезных ископаемых.

А.Г. Лукашенко, В.В. Путин, Н. Назарбаев

Козырная карта

Как видим, причин самого разного рода – объективных и субъективных довольно много, причем как в экономике, так и в политике. И тем не менее, наиболее важной здесь можно считать, наверное, незаинтересованность в этом проекте самой России. Об этом говорит и время, выбранное для начала диалога с Белоруссией и Казахстаном – октябрь 2011 года, через 17 лет после того, как в уже современных политических реалиях эта идея была озвучена Нурсултаном Назарбаевым в 1994 году. Инициирование активных действий в области реинтеграции, происходящее со стороны Кремля, создает впечатление, что российская сторона намеренно использовала прием «интеграционной карты» с целью реализации собственных интересов, лежащих в русле мартовской предвыборной кампании. Подобную тактику в свое время использовал А.Г. Лукашенко во время своей первой президентской кампании, в надежде привлечь белорусский электорат. В настоящее время о проекте Евразийского Союза подзабыли не фоне «увлечения Китаем».

Кроме того, есть и другая версия того, почему «козырная карта» Евразийского Союза уже сыграла. Сама идея евразийского объединения изначально строилась «по образу и подобию» Европейского Союза и даже имеет общие черты с политикой Евросоюза на постсоветском пространстве – скажем, с идеей еврорегионов и в рамках программы «Восточное партнерство». По мнению экспертов, сама идея Евразийского интеграционного проекта – попытка конкуренции с Европой за контроль над постсоветским пространством. Вот как, например, комментирует это главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов: «Россия к тому моменту дозрела, чтобы предложить тем же самым странам-соседям собственный проект. И получилось, что европейская инициатива, в основном символическая, обрела практический смысл — «перебить» российский интеграционный замысел. Появился азарт «кто кого», что и привело к украинскому столкновению с известными последствиями». Еще один аргумент в пользу этого тезиса – идеологическая основа Евразийского Союза. Изначально евразийские идеи формулировались славянофилами, но на протяжении ХХ века они приобрели иное звучание и в настоящее время евразийство подразумевает антилиберализм, антизападнические настроения, позитивное восприятие советского наследия и идею многополюсного мира.

Екатерина Бикетова

Поделиться →

Top