Никто не хочет быть замешан в банкротстве Греции

Флаги Греции и ЕС

«Мы скоро разоримся». «Нет, это не так». «Вы душите нас». «Нет, это не мы». «Вы задолжали нам за Вторую мировую войну». «Нет, мы уже все отдали».

Эта перепалка между Грецией и ее международными кредиторами превращается в заколдованный круг виноватых: Афины близятся к банкротству, и у них нет денег, чтобы осуществить реформы и после этого получить деньги по договору.

Политические лидеры Европы, центральные банки и политики Греции единодушны в одном: если Греция обанкротится и потерпит финансовый крах, они не хотят, чтобы было очевидно, что они приложили к этому свои руки.

Если у Афин закончатся наличные и дефолт наступит в ближайшие несколько недель, что возможно, произойдет и быстрее, никто не хочет быть обвиненным в том, что подтолкнул ее к этому, вместо того чтобы попытаться спасти ее экономику.

Правительство левых в Греции уже определило виновника по своему выбору – это Германия, главный казначей Европы. Ее обвиняют в проведении вредной для Греции политики жесткой экономии, в результате чего и произошел «гуманитарный кризис».

Правительства еврозоны готовят почву для обвинения нового греческого правительства под руководством Алексиса Ципраса, который высказывал пустые угрозы, препятствовал выполнению данных обязательств, а также уклонялся от трудного выбора, в то время как Афины потерпели крах.

«Мы делаем все от нас зависящее, чтобы спасти Грецию, но в конце концов, это их дело», — такие сообщения приходят из Берлина, Брюсселя и штаб-квартиры МВФ в Вашингтоне.

Глава правительства Алексис Ципрас и министр финансов Янис Варуфакис сначала пытались создать коалицию против Берлина, путешествуя по Франции, Италии, Британии и Брюсселю, и заручившись поддержкой СМИ сразу после своего избрания. Однако, кроме СМИ они больше не нашли никаких союзников.

Ципрас потребовал возмещения ущерба за оккупацию Греции нацистской Германией в 1941-1944 гг. Правительство Ципраса оценило ущерб в 279 млрд. евро (303,5 млрд. долл.) – это даже больше, чем помощь еврозоны и МВФ, направленная на спасение экономики Греции (240 млрд. евро).

Берлин ответил, что уже компенсировал ущерб и в 1990 году между объединенной Германией и четырьмя державами-победительницами во Второй Мировой войне было заключено соглашение, которое положило конец всем послевоенным претензиям.

Канцлер Германии Ангела Меркель осторожно выказала доброжелательность и попыталась построить доверительные отношения с Алексисом Ципрасом, настаивая на том, чтобы Греция провела реформы, которые включали бы в себя продолжение сокращения пенсионных выплат и реформирование рынка труда.

«Все должно быть сделано для того, чтобы предотвратить коллапс в Греции, где заканчиваются деньги», — об этом Ангела Меркель заявила сразу после переговоров с Ципрасом на прошлой неделе.

«Со своей стороны мы готовы предоставить поддержку, которая от нас требуется. Но конечно, реформы должны быть проведены», — сказала она.

Инвесторы недолго надеялись на то, что эти обещания могут стать переломным моментом, подобно клятве президента Европейского Центробанка в 2012 году Марио Драги, который обещал «сделать все возможное, чтобы сохранить евро».

Однако, комментарии Меркель могут быть также истолкованы как попытка избежать претензий в дальнейшем. В отличие от Марио Драги, она не сказала, кто именно должен сделать все, чтобы остановить крах Греции.

Министр финансов Германии, Вольфганг Шойбле, открыто говорит о том, что настроен скептически относительно того, могут ли Афины избежать выхода из еврозоны.

Разозленные министры финансов еврозоны дали ясно понять, почему они были далеки от сделки с Грецией. Они отклонили просьбу Варофакиса о досрочной выдаче наличных в обмен на проведение частичных реформ и сказали ему, что даже не будут обсуждать долгосрочное финансирование греческой экономики и облегчение ее долгового бремени до тех пор, пока Греция не подписала и не реализовала полный пакет реформ.

В то время как лидеры Греции настаивают на том, что Европа должна прислушаться и уважать демократическое волеизъявление греческого народа, ее кредиторы отвечают, что у них тоже есть демократические мандаты от своих избирателей.

По словам Варуфакиса, страны еврозоны одолжили деньги не для того, чтобы спасти экономику Греции, а в первую очередь для того, чтобы защитить свои собственные банки, которые имели неосторожность одолжить Афинам свои миллиарды.

«Ерунда», — говорят чиновники еврозоны. Те банки, о которых говорит Варуфакис, понесли потери 2012 году, когда греческий долг частных держателей облигаций был реорганизован.

Варофакис расширил круг обвиняемых и добрался до Европейского Центробанка, обвинив его в «удушении» Греции, который лишает свои банки ликвидности и серьезно ограничивает их краткосрочные кредиты правительству.

Это заявление вызвало негодование президента ЕЦБ Марио Драги, который заявил в Европарламенте, что сумма поддержки Центробанка Греции составила 110 млрд. евро, несмотря на то, что это было запрещено договором о денежном финансировании правительств.

В течение нескольких недель греческие чиновники говорили своим коллегам по еврозоне, что у них заканчиваются денежные средства и им необходимо лишь найти свободные средства, чтобы осуществить очередной платеж долга. «Они так часто кричали что на них напали волки, что когда это действительно случится, им уже никто не поверит», — сказал один из переговорщиков ЕС на условиях анонимности.

Инсайдеры говорят, что если ЕЦБ это будет установлено, то центробанки больше не будут тянуть кота за хвост. Если он не сочтет, что поддержка греческих банков больше не выдерживает никакой критики, он будет искать политическое решение со стороны правительств ЕС.

«Это не тот вопрос, который должны решить неизбираемые центробанки», — сказал источник в системе ЕЦБ.

Президент Еврокомиссии Жан Клод Юнкер собирается держать Ципраса за руку до последней минуты в надежде, что он будет навязывать неприятное предложение экономических реформ левым в его партии Syriza, пока не стало слишком поздно.

Для Юнкера, который является одним из отцов единой европейской валюты, уход одного игрока из 19 стран еврозоны будет тяжелым ударом и глобальным поражением евроблока. Кроме того, это может создать опасный прецедент, который будет поощрять инвесторов спекулировать против других государств-членов ЕС во времена будущих кризисов.

Даже если Греция останется в зоне евро, дефолт Греции по отношению к другим европейским правительствам и Европейскому Центробанку будет одним из самых язвительных моментов в истории ЕС.

На фоне взаимных обвинений по поводу краха греческих вкладчиков и обманутых европейских налогоплательщиков, есть опасения демонстраций с стороны греческих пенсионеров и пациентов больниц, а также, эскалации насилия в Афинах.

Если это произойдет, то будет много взаимных обвинений, но никто не будет готов взять на себя ответственность за это.

Поделиться →

Top