Мужской, женский или нейтральный: проблема третьего пола

Ричард Томас в начале этого года был обвинен в поджоге Саши Флэшман. Саша уснула в автобусе по дороге домой из школы и проснулась с криками «Я горю!». Сашина юбка загорелась и оставила на теле ребенка ожоги второй и третьей степени.

Случай получил огласку как «преступление на почве ненависти». Саша биологически родилась мальчиком, которого назвали Люком, но носила юбки и считала себя «гендерквиром» — это особая категория половой принадлежности, в отличие от привычного деления на мужчин и женщин.

Инцидент подлил масла в разговор об эволюции гендерной идентичности. После десяти лет лоббирования этого вопроса, университет в штате Вермонт официально признал факт существования третьего пола: «нейтрального», как было сказано студентам, чтобы они смогли идентифицировать себя. Отсюда вытекает решение университета Калифорнии учесть фактор гендерной принадлежности и ввести особые туалетные комнаты в своих корпусах в Ирвине.

Находясь в 16-летнем возрасте, Саша объясняет: «Сначала я думал, что я гетеросексуальный мужчина, просто потому, что у меня не было никаких оснований предполагать, что может быть как-то иначе. Тогда я стал думать: разве я парень? Так я стал соотносить себя с гендерквиром… Сам факт, что я стал задавать себе вопросы относительно моего пола, уже означает, что я гендерквир».

Конечно, такое объяснение было встречено обществом с насмешкой. Робин Окс, основатель раннего сообщества ЛГБТ и преподаватель Гарварда замечает, что «люди пытаются замалчивать эти темы в разговорах с детьми, казаться хладнокровными или играть каждый раз разные и новые роли, но всегда были люди, которые считали, что им некомфортно в навязываемых им гендерных ролях».

Отсутствие возможности признания и выбора собственной идентичности, отличной от привычной мужской и женской, демонстрируют дискриминацию в медицинском обслуживании, трудоустройстве, иммиграции, проживании, военной сфере, а также, в тюремном заключении: таковы результаты исследования Национального центра трансгендерного равенства.

По решению Германии, которая была первой в Европе страной, утвердившей существование третьего пола, была решена проблема оказания медицинской помощи младенцам, родившимся с женскими и мужскими половыми признаками. Раньше, если анатомия ребенка не позволяла определить, мальчик он или девочка, родители и врачи были вынуждены принимать немедленное решение о смене пола хирургическим путем и гормональной терапией.

Германский совет по этнической политике осуществил изменения в законодательстве и объяснил кампанию против практики нормального вмешательства. «Необратимость медицинских вмешательств в вопросы определения пола у людей с неоднозначными половыми признаками нарушает право на физическую неприкосновенность, выбор будущего и свободу творчества». Теперь выбор обеспечивается различными вариантами хирургического вмешательства и позволяет человеку решить самому за себя.

Однако, это все еще резонансная тема, несмотря на то, что половая принадлежность стоит на пересечении медицинских/психологических, психологических, философских и этнических вопросов.

В связи с этим назревает вопрос: «Если физиология человека может быть исправлена, можно ли соотнести ее с психологией или наоборот?»

gender-neutral2И этот вопрос очень далек от современности. Например, в традиционной культуре Самоа «Фа афафин» — мужчина, который воспитывался как женщина. Старейшины племени верят, что очень много мальчиков рождены с «духом Фа афафина», в то время как другие говорят, что это чувство можно воспитать. Коренные североамериканские индейцы признают, что в их племенах существуют люди с двумя душами – мужской и женской в одном теле.

После того, как житель Сиднея отправился в Верховный Суд и честно выиграл право быть признанным лицом «особенного» пола, его защитник отметил важность всемирного движения и всех текущих разговоров, сказав, что «признание идентичности является одним из основных прав человека».

Поделиться →

Top